Закрыть
Екатеринбург
  Ликвидация кладбищ в СССР

Ликвидация кладбищ в СССР

Ликвидация кладбищ – повсеместно распространенная и, увы, необходимая процедура: населенные пункты растут, меняется инфраструктура, некрополи оказываются на пути жизненно важных для города коммуникаций или препятствуют расширению жилых кварталов. Безусловно, нужды живых людей разумно ставить перед нуждами мертвых – как следствие, во многих государствах еще с XVIII века организуется ликвидация некрополей. Разумеется, ликвидировать их можно по-разному: в идеальной ситуации захоронения эксгумируются и перезахораниваются на других кладбищах, однако мы, увы, живем не в идеальном мире, так что нередко в истории случалось так, что старые кладбища просто закатывали в асфальт или начинали перекапывать кладбищенскую землю для возведения фундаментов жилых домов и офисных небоскребов. В нашей стране эпоха массовой ликвидации кладбищ пришлась на советское время – этой теме и будет посвящен наш материал.

Причины и предпосылки

Первые ликвидации некрополей начались в период правления В. И. Ленина, однако именно сталинский период в конечном итоге стал тем, на который пришлось больше всего уничтожений некрополей. В конце 1918 Совет Народных Комиссаров выпустил декрет «О кладбищах и похоронах», согласно которому Православная церковь и все другие религиозные организации на территории страны отстранялись от вопросов погребения, и все кладбища брало под свой контроль государства. Начавшийся в 1920-х быстрый рост советских городов требовал «пространства для маневра», так что индустриализация быстро привела к масштабным перепланировкам целых районов: кладбища мешали прокладке дорог и подземных коммуникаций. Помимо прочего, было уничтожено и немало кладбищ при монастырях и удаленных от оживленных мест церквях. Причина этого заключалась в том, что в период 1920–1930-х годов советское государство конфискует у Русской Православной Церкви огромное количество собственности, в том числе монастырей – их превращали в мастерские, в рабочие общежития или, если везло, в музеи. Однако согласно новым санитарным нормам кладбища не могли располагаться близко к жилым или производственным постройкам – следовательно, многие прицерковные и монастырские кладбища были уничтожены под этим предлогом. Особенно большой охват ликвидация кладбищ приобрела в крупных городах – Москве, Ленинграде, Киеве, Нижнем Новгороде. На месте уничтоженных кладбищ советская власть строила парки, заводы, дороги и жилые кварталы. Люди, которые массово переселялись из деревень и заселяли эти кварталы, уже не знали, что когда-то на этом месте располагались могилы.

Перезахоронения

Сперва обратим внимание на те ликвидации кладбищ, которые прошли наиболее мягко. Под этим мы подразумеваем, что эти ликвидации проводились с эксгумацией и последующим перезахоронением останков и памятников – хотя бы частичной. Разумеется, больше всего повезло в этом смысле деятелям науки и культуры, которых новое правительство по тем или иным причинам не считала врагами народа и не стремилась стереть память о них: например, в 1931 Н. В. Гоголь был перезахоронен на Новодевичьем кладбище. С 1925 музей общества «Старый Петербург» начал принимать в качестве экспонатов бронзовые и мраморные скульптурные детали с памятников Смоленского кладбища, а также иконостасы закрытых церквей. К сожалению, даже при таких благих намерениях далеко не все процедуры перезахоронения или музеефикации проходили гладко: нередко ценные надгробия или таблички похищались исполнителями эксгумаций – многие из них потом так никогда и не были обнаружены.

С точки зрения истории московских захоронений 1927-1928 особо отметились, потому что именно в эти годы проходит «приведение в порядок кладбищ», взятых государством под контроль. Эта государственная кампания рисковала нанести непоправимый ущерб многим памятникам скульптуры и архитектуры, так что многие небезразличные граждане, журналисты и ученые обращались к властям, прося уделить время, силы и средства тому, чтобы сохранить культурное наследие. Иногда эти просьбы оказывались услышаны: многие ценные памятники действительно получали места в музеях, захоронения деятелей науки бережно переносились на новые недавно созданные кладбища за городской чертой. Например, именно благодаря настояниям общественности в Ленинграде многие имевшие ценность надгробия были транспортированы в Александро-Невскую лавру, а также на Лазаревское кладбище. Лазаревское кладбище вообще оказалось «везучим» в этом плане: в 1932 новое правительство постановило, что оно является «музеем городской скульптуры», что защитило от уничтожения все, что находилось в его пределах. Аналогичным образом статуса охраняемого объекта удостоилось Тихвинское кладбище и Волковское кладбище, которые были сочтены культурно значимыми советской властью. На эти кладбище в 1920-1930-х и последующих десятилетиях были перезахоронены останки многих знаменитостей имперской эпохи, сюда же свозилось большое число важных в художественном смысле надгробий и монументов.

Примечательно, что ровно в то же самое время на Смоленском кладбище было уничтожено множество могил, потому что их культурную значимость новая власть не признала. Однако важно отметить, что при этом не были уничтожены могилы деятелей науки – к ним власти относились куда более лояльно, по понятным причинам. Удалось сберечь прах и надгробия всего нескольких деятелей культуры.

Ликвидация захоронений

Что же касается подавляющего большинства захоронений – и уж точно всех захоронений «обычных людей» – то их судьба была незавидна. В частности, никаких охранительных мер не предполагало уничтожение Ново-Алексеевского кладбища, то же самое произошло на Скорбященском кладбище, в некрополе Новодевичьего монастыря и т.д. Последний в этом плане пострадал особенно: там было варварски уничтожено около 95% бесценных надгробий, многим из которых было много сотен лет. Бессчетное число монументов деятелям науки и культуры прошлых веков было истреблено. Приоритеты большевиков в этом плане были ясны: культурно значимыми они считали только некоторых ученых, а также революционеров – декабристов, народников и их семьи. Немаловажно помнить и о том, что очень часто вывезенные с кладбищ надгробия и цоколи становились стройматериалами: останки могил недостаточно прогрессивных граждан из прошлого большевики дробили на камень, которым укладывали мостовые, а также делали из него тротуарные поребрики. В течение первых нескольких десятилетий советской власти оказались ликвидированы все кладбища на территории московского Кремля и все монастырские некрополи: в последнем случае исключение было сделано лишь для Донского монастыря, потому что его кладбище было признано культурно значимым.

Дальнейшая судьба освобожденных территорий

Уничтожение кладбищ в СССР продолжалось вплоть до 1950-х, однако после второй мировой войны уже носила не столь массовый характер. Сегодня местах, где 100 лет назад были кладбища, располагаются дорожные развязки, небоскребы, жилые кварталы или скверы – например, к числу последних принадлежит Виноградовский сквер и Ломоносовский сад.

Возможно вам будет интересно:

9 октября 2020