Закрыть
Екатеринбург
  Как человеческий мозг мешает думать о смерти?

Как человеческий мозг мешает думать о смерти?

Время от времени технологические оптимисты пророчат изобретение бессмертия, достижимого средствами науки – тем не менее, вот уже сто лет эти пророчества остаются не более пророчествами, хотя ученые всего мира действительно вкладывают значительные усилия в изучение данного вопроса. Однако помимо этого наука также изучает и побочные вопросы, связанные со смертью и смертностью: например, вопрос того, как человек отрицает свою смертность. Вот уже на протяжение тридцати лет на стыке неврологии и когнитивной науки существует дисциплина под названием Terror Management Theory - теория управления страхом смерти.

В рамках данной дисциплины специалисты из различных областей научного знания исследуют вопрос о том, как сознание человека противится мыслям о смерти и осознанию смертности как таковой. Эти защитные механизмы заставляют человека не замечать данные, относящиеся к его смерти, игнорировать эти данные, скорее их забывать, агрессивно реагировать на их появление, избегать новых встреч с этой неприятной информацией и т.д. Специалисты в области Terror Management Theory исследуют эти и другие защитные механизмы человеческой психики на уровне биоэлектрической деятельности головного мозга.

В 2019 году в израильском Университете имени Бар-Илана состоялся важный для данной научной дисциплины эксперимент, который внес ощутимый вклад в понимание того, как мозг человека справляется со страхом смерти. Доктор неврологии Яр Дор-Зидерман и его команда специалистов провели исследование того, как мозг человека отфильтровывает визуальную информацию, способную вызвать у человека страх смерти. Результаты эксперимента, опубликованные доктором Дор-Зидерманом в научном журнале NeuroImage, мы и изложим в нашем материале.

Мозг и прогнозирование

Одна из важных задач человеческого мозга – прогнозирование возможного будущего, будь то ближайшего или очень отдаленного, ведь без возможности прогнозирования человек был бы неспособен решить, к каким последствиям могут привести его действия и какие действия он должен предпринять, чтобы достичь желаемых последствий. Разумеется, эта способность также необходима для того, чтобы предотвращать нежелательные варианты: избегать потенциальной опасности, которой нет на горизонте сейчас, на которая способна возникнуть в возможном будущем. Если же наши прогнозы касательно будущего не сбываются, то мы оказываемся перед выбором: мы можем скорректировать прогнозы с учетом новых данных, может проигнорировать данные, чтобы они не мешали нам прогнозировать то, что нам нужно, или то, что нам больше нравится, или прибегнуть к какому-то иному решению для ликвидации разрыва между ожиданиями и реальностью. Оборудования для анализа электрохимических сигналов мозга, доступное нам сегодня, позволяет отслеживать в том числе и те сигналы, которые соответствуют осознанию угадывания и не-угадывания. Короче говоря, наблюдая мозг человека с помощью специальной аппаратуры, исследователи способны понять, сбылся ли тот прогноз, который испытуемый сделал какое-то время назад.

Эксперименты в данной области привели к разработке метода vMMR (visual mismatch response). Эта технология позволяет выявлять расхождения между тем, что подопытный ожидал увидеть перед собой, и тем, что в итоге предстало перед его взором на самом деле. Например, нам давно известно, что большинство людей может очень быстро (за несколько тысячных секунды) узнать себя на фотопортрете. Если же демонстрировать подопытному фотографии незнакомых людей, а потом демонстрировать фотографии, где его собственное лицо будет постепенно совмещаться с фотографиями незнакомцев, то довольно скоро (по мере того, как фотография будет все больше становиться похожей на него) человек начнёт узнавать в ней себя. По мере того, как незнакомое лицо становится все более и более знакомым, наше сознание рано или поздно делает прогноз, что вскоре должно появиться наше собственное лицо без «примесей». Как продемонстрировали эксперименты предыдущих лет, скорость опознания себя никак не зависела от того, кто был изображен на стартовой «чужой» фотографии – друг, родственник или полный незнакомец. Приборы показывали, что скорость узнавания самого себя во всех случаях оставалась стабильно высокой.

Эксперимент Дор-Зидермана

Исходя из вышесказанного, Дор-Зидерман и его коллеги сделали предположение: раз мы точно знаем, что мозг препятствует тому, чтобы человек воспринимал информацию о смерти, то присутствие на экране слов или изображений, связанных со смертью, будут мешать человеку узнать себя на фотографии, находящейся на том же экране. Исследование Дор-Зидермана шло в два этапа. Первый этап заключался в том, что все подопытные добровольцы наблюдали за потоком фотографий, на которых они должны были «найти человека в очках» – такой была легенда, которую исследователи выдали испытуемым. В определенный момент испытуемый осознавал, что лицо на экране становится похожим на его собственное. Приборы, отслеживающие активность мозга испытуемого, регистрировали этот процесс, и таким образом ученые узнавали, в какой момент человек узнал себя на фото.

Далее начинался второй этап эксперимента. Теперь все тот же подопытный снова смотрел на экран и искал человека на фотографиях, но на сей раз на экране помимо фотографий также были слова или изображения, связанные со смертью: например, слово «могила» или «здесь покоится» над фотопортретом. Гипотеза Дор-Зидермана и его коллег полностью подтвердилась: если человек видел свою фотографию рядом с этими словами, то узнавал своё лицо с большой задержкой. Иными словами, один и тот же человек, как оказалось, начинает узнавать себя на фотографии гораздо медленнее, если рядом с фотографией просто приписать «здесь покоится» или в графическом редакторе совместить эту фотографию с могильным камнем. Эти слова и изображения, отсылающие к идее смерти и похорон, как будто возводили какую-то преграду между испытуемым и его фотографией, мешали ему опознать себя в человеке на изображении. Что примечательно, это работало исключительно с фотографиями самих испытуемых: если человеку показывать фотографии его друзей и близких родственников или знаменитостей, то наличие или отсутствие смертельной тематики никак не влияет на скорость узнавания этих людей. Короче говоря, все испытуемые продемонстрировали, что ничто не мешает им думать о смерти и похоронах других людей, однако как только речь заходит о собственной смерти и похоронах, то их мозг начинает активно блокировать рассуждения на эту тему и восприятие соответствующей информации. Так этот интересный эксперимент подарил когнитивной науке много новой пищи для рассуждения касательно работы человеческого мозга.

Вместе с тем профессор Дор-Зидерман предупреждает нас, что данный эксперимент не должен считаться истиной в последней инстанции, но должен лишь стать поводом провести больше исследований в этой области – делать же выводы пока слишком рано, и подтверждение гипотезы в одной лаборатории – недостаточный повод, чтобы на его основании принимать какие-либо важные решения. Прежде всего, ученым потребуется провести больше аналогичных тестов и убедиться, что у представителей разных возрастов, полов, культур и религий результаты будут схожими и гипотеза Дор-Зидермана будет подтверждаться и для них. Во-вторых, даже если гипотеза подтвердится, то важно понимать, что останется без ответа один из важнейших вопросов – запрограммированы ли эти блокировки нежелательной информации в наших генах, или они обусловлены культурно?

Наконец, также интересным для размышления является вопрос о том, помогает или мешает человеку наличие этих защитных механизмов. С одной стороны, блокировка информации о смерти и смертности позволяет человеку заниматься более насущными задачами, не расходуя время и энергию на депрессивные мысли. С другой стороны, осознание собственной конечности нередко подталкивало людей и в прошлом, и в настоящем к важным духовным озарениям, которые сподвигали их к тому, чтобы переоценивать ценности и менять мир вокруг себя.

Возможно, вам будет интересно:

27 августа 2020